Линктер

бейшемби, 8-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 02:16

Пистолет «Макарова», из которого полтора года назад был убит ошский журналист Алишер Саипов, оказался у наркодельца, пойманного с 16 кг. опиума в Лейлекском районе Баткенской области. Его имя держится в тайне, известно, что до 2002 года он служил в органах, а задержали его сотрудники госагентства по контролю наркотиков.

Как сообщил «Азаттык» пресс-секретарь госагентства по контролю наркотиков КР Кумар Чалданбаев, найден пистолет, из которого в октябре 2007 года в Оше был застрелен журналист Алишер Саипов по дороге домой, возвращаясь после работы. По информации собеседника, пистолет Макарова был изъят вместе с 16 кг. опия у наркоконтрабандиста в Лейлекском районе в конце февраля этого года.

По информации пресс-секретаря управления внутренних дел Баткенской области Дамира Юсупова, пистолет был изъят у гражданина, имя которого пока не разглашается в интересах следствия. Известно лишь, что он до 2002 года служил… в районной милиции.

Баллистическая экспертиза подтвердила, что именно из него был сделан роковой выстрел в журналиста А.Саипова. Кроме того, установлено, что из этого же пистолета были произведены выстрелы в ночном клубе «Хо» в Бишкеке зимой 2007 года. Ранее в СМИ появилось предположение со ссылкой на источники в МВД Кыргызстана, что А.Саипов мог быть застрелен из наградного пистолета оппозиционного политика Аликбека Жекшенкулова, координатора движения «За справедливость». Однако, в начале марта баллистическая экспертиза Минюста Кыргызстана опровергло данное предположение, заявив, что ошский журналист однозначно не был убит из пистолета Макарова, принадлежащего А.Жекшенкулову.

Случайная находка такой важной улики в деле об убийстве А.Саипова, по мнению и первой оценке наблюдателей, вносит в него еще больше путаницы, разрушая уже устойчивый образ заказчиков и исполнителей убийства и его мотивы. В среде правозащитников и коллег журналиста Алишера Саипова относительно этого покушения ходили различные версии, но наиболее вероятной называлась месть узбекских спецслужб. Наводку на такой вывод, на первый взгляд, давала позиция самого журналиста, пользовавшегося репутацией последовательного критика политики сегодняшних властей Узбекистана, включая его президента.

Косвенно, на эту версию как наиболее реальной указывали и родственники покойного. Кроме того, и это рассматривалось как уместный аргумент, А.Саипов не входил в число публичных деятелей, каковой фактически является профессия журналиста в Кыргызстане, которые конфликтовали, что называется, в открытую с кыргызскими властями.

Выпускаемая им в Оше узбекоязычная газета «Сиесат» (Политка) с критических позиций осветила андижанские события в мае 2006 года в Узбекистане. Поговаривали также о том, что А.Саипов имел непосредственные контакты с узбекской оппозицией, неоднократно встречался с ее лидерами, включая и тех, кто перешел к радикальным методам переговоров с Ташкентом, таких как Исламское движение Узбекистана.

Кыргызские следователи, понимая возможный резонанс (это происшествие стало предметом пристального внимания Госдепа США и многих правозащитных организаций) публично не отрицали право на жизнь народной версии, но немного невнятно уже тогда заявили, что нет никаких зацепок, что убийство журналиста А.Саипова мог быть связан с его профессиональной деятельностью, допуская бытовые, или даже криминальные причины происшедшего. По поводу находки пистолета, из которого именно и был застрелен журналист, пока официальных комментариев из МВД не было.
XS
SM
MD
LG