Линктер

ишемби, 10-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 22:56

Апрельское народное восстание против бывшего президента Курманбека Бакиева создало новые возможности для административных реформ, в особенности, в энергетическом секторе, где попытки значительного повышения тарифов при существующих проблемах в управлении сектором привели к ускоренному развитию этих событий. Об этом в материале Бена Слэя, старшего экономиста Регионального бюро по странам Европы и СНГ ПРООН

От цикличного восстановления к резкому экономическому спаду

Зимний кризис и засуха 2008-2009 годов обнажили хрупкость быстрого роста ВВП, заявленного в 2007-2008 годах. Резкое сокращение поставок электричества и тепла в зимний период в дома, школы, больницы и предприятия привело к значительному снижению промышленного производства и растущему беспокойству по поводу доступа к государственным услугам. В сочетании с высокими или растущими ценами на продукты питания и электроэнергию и падающими денежными переводами для уязвимых домохозяйств эти нетрадиционные угрозы благополучию домохозяйств, стерли разницу между программами развития и гуманитарной / чрезвычайной помощью для правительства и международного сообщества. Упоминание «сложного» или «медленно надвигающегося» кризиса в описании этой ситуации (в Таджикистане, а также в Кыргызстане) становится все более частым.

В первые месяцы 2010 года Кыргызстан, казалось, преодолел «сложный кризис». Уровень воды на главных гидроэлектростанциях приближался к сезонным нормам, повышая производство электроэнергии и уровень промышленного производства. В первом квартале 2010 года отмечен 16-ти процентный рост ВВП, а 30-ти процентный рост денежных переводов повысил доходы уязвимых домохозяйств. Кыргызстан, казалось, переживает быстрое цикличное восстановление с уровня снижения темпов роста в 2009 году в результате глобального финансового кризиса; возврат к «нормальной» траектории роста развивающейся экономики, которая казалась на расстоянии вытянутой руки в 2010 году.

Затем произошли события апреля и июня, которые (среди всего прочего) напомнили нам о хрупкости такой «нормализации». Несомненно, апрельское народное восстание против бывшего президента Курманбека Бакиева создало новые возможности для административных реформ, в особенности, в энергетическом секторе, где попытки значительного повышения тарифов при существующих проблемах в управлении сектором привели к ускоренному развитию этих событий. Однако, если тучи апрельских событий несли луч надежды, то развитие событий в июне стало совсем другим делом. Вдобавок к трагическим потерям жизней, 400000 беженцам и перемещенным лицам, и глубоким шрамам на кыргызской государственности, июньские события могут иметь необратимые последствия – среди прочего, и в экономике.

9 июля национальный статистический комитет сообщил о замедлении роста ВВП до 5% за первое полугодие 2010 года (в сравнении с первым полугодием 2009 года). Это говорит о том, что ВВП во втором квартале снизился примерно на 5% - и на ужасающие 13% в июне (по сравнению с июнем 2009 года). Несомненно, 5-ти процентный рост ВВП первой половины 2010 года не столь уж и плох, особенно, если можно восстановить социальное спокойствие и улучшить экономическую ситуацию во второй половине года. К сожалению, согласно недавним прогнозам министерства экономического развития и торговли (МЭРТ), рост ВВП прогнозируется около 9% за весь 2010 год. А это может означать падение ВВП во второй половине года по меньшей мере на 20%.

Неудивительно, что МЭРТ ожидает, что данное падение по большей части случится за счет южных регионов, наиболее пострадавших от этнического конфликта. Падение ВВП в городе Оше прогнозируется на 48% в этом году; снижение на 38% и 30% предвидится в Ошской и Джалал-Абадской областях соответственно. Ожидается, что к такому спаду приведут резкие сокращения сектора услуг (отражающее урон, нанесенный торговой инфраструктуре, а также падение в розничной торговле, транспорте и туризме) и сельскохозяйственного производства. Значительное падение доходов домохозяйств и расходов также засвидетельствованы данными розничной торговли, которые показывают 12-ти процентное падение в первой половине 2010 года.

Для страны, треть населения которой живет на уровне ниже черты бедности, и которая уже переживает серьезные социально-политические и этнические противоречия, такие экономические тенденции могут стать катастрофическими. Реалистичны ли эти прогнозы? К счастью, менее пессимистичные прогнозы разрабатываются, по всей видимости, национальным банком и, возможно, другими государственными органами. Тем не менее, независимо от того, как подробно анализируются экономические новости из Бишкека, слишком многое указывает на неправильное направление – вниз. Большое количество уязвимых домохозяйств очевидно стоят перед новыми угрозами своему благополучию (особенно на юге); и усилия правительства по подготовке к грядущей зиме и финансированию выплат социальной защиты, социальных услуг и заработных плат государственного сектора скорее всего столкнутся с новыми трудностями.

Шансы на эффективные меры

Многое может зависеть от своевременности и результативности, с которыми высшие должностные лица в Кыргызстане и международное сообщество может отреагировать на складывающуюся экономическую динамику. Донорский форум 27 июля в Бишкеке, на котором будет представлена общая экономическая оценка (работа, которая велась Всемирным банком, МВФ и Азиатским банком развития) – и где будет обсуждаться как критическая гуманитарная, так и долгосрочная помощь для развития – может стать довольно критичным в этом отношении. В 2009 году международное сообщество под руководством доноров, не входящих в ОЭСР/ DAC, таких как Российская Федерация, а также МВФ, Всемирный банк, ООН и другие традиционные доноры, предоставили серьезную поддержку бюджету и гуманитарную помощь Кыргызстану. Благодаря этой помощи, в прошлом году Кыргызская экономика смогла получить умеренный рост ВВП, а правительство смогло повысить расходы на социальную защиту и социальные услуги.

Решения не менее равной значимости могут не быть приняты к концу этого месяца; решение определенных вопросов, возможно, нужно будет отложить до окончательных результатов парламентских выборов в октябре. Тем не менее, если мы не хотим утратить достижения последних пяти лет в области развития Кыргызстана в 2010 году, необходимо принять действенные меры в ответ на формирующиеся в данный момент экономические тенденции – а донорская конференция 27 июля могла бы стать хорошей точкой отсчета. То же относится к серьезной поддержке «экстренного гуманитарного призыва к донорам ООН» в размере 71 миллионов долларов США, предназначенного для решения наиболее срочных критичных нужд Кыргызстана. Но в средне- и долгосрочном смысле рыночная реформа и реформа госуправления могут оказаться гораздо важнее, чем деньги. Многое сейчас может зависеть от того сможет ли правительство Кыргызстана, получившее поддержку в результате июньского референдума по конституции, одобрившего парламентскую демократию, представить убедительное и позитивное видение будущего Кыргызстана.

«Усложнение» сжатого кризиса

Независимо от того, как развернутся события в ближайшие недели в Кыргызстане, они должны напомнить нам о том, что нетрадиционные угрозы благополучию уязвимых домохозяйств в виде электроэнергии, воды и нехватки продовольствия важны не сами по себе и не только потому, что ответ на эти угрозы часто требует нетрадиционного подхода к заполнению пробела между программами развития и гуманитарной помощью. Эти угрозы могут сами по себе быть симптомами намного более глубоких, более фундаментальных (и более традиционных) политического, социального и экономического кризисов. И они могут зажечь искру, трансформирующую недостатки в вопросах развития в гуманитарные кризисы и даже ситуации вооруженных конфликтов. Тогда как эти события имеют множество корневых причин, резкое повышение тарифов на электроэнергию и тепло в домах, введенное в январе – которое было частью ответа на энергетические кризисы последних двух зим и которое в общем и целом было поддержано международным сообществом – они стали одной из причин апрельского восстания, которое помогло Кыргызстану взять нынешний курс. В этом отношении последствия сложного кризиса в Кыргызстане сами стали «сложными».
XS
SM
MD
LG