Линктер

logo-print
жекшемби, 04-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 04:21

Обозреватель RFE/RL Джеймс Кирчик в течение 10 дней находился на юге Кыргызстана, написал серию статьей о ситуации в Ошской и Джалал-Абадской областях, о том, что мешает более активному примирению сторон, и почему кыргызские власти пока не могут разобраться с такими «препятствиями». Одним из таковых барьеров на пути восстановления человеческого доверия в Оше, по мнению обозревателя, является мэр г.Оша.

- Как вы характеризуете ситуацию в Оше и Джалал-Абаде?

- Очень пессимистично. С кем бы я ни говорил, будь то кыргыз или узбек, они в один голос говорили, что не хотели бы дальше жить вместе после того, что произошло. Узбеки ощущают себя объектом всеобщей ненависти, кыргызы считают их виновными в трагических событиях, трудно найти крайнего.

Сегодняшняя ситуация в Кыргызстане мне показалась совершенно иной, чем та, какую я увидел во время первой поездки в эту страну. Сегодня нет того воодушевления, какое имело место после 7 апреля. Настроение изменилось, и, к сожалению, оно может «долго держаться» в Кыргызстане.

- Что вы увидели на улицах Оша и Джалал-Абада, с кем встречались, о чем говорили?

- На больших улицах Оша узбеков практически не видно. Конечно, на глаз трудно было определить, кто есть кто. Кыргызы ведут себя сравнительно вольно, на лицах – беззаботность, улыбки, разговаривают громко. Узбеки стараются далеко не отходить от своих махаля. Женщины убиты горем по пропавшим без вести или убитым близким, пребывают в эмоциональном шоке. Мужчины деморализованы от страха. Силы безопасности по-прежнему ловят их. С кем бы ни говорили, все утверждают, что утеряно доверие между общинами.

Теперь перед узбеками есть два пути. Первый – выезд из страны. Всем не по силам уехать, скажем, в Москву. Но многие также не хотят уезжать в Узбекистан. По сравнению с Узбекистаном, жизнь в Кыргызстане гораздо привлекательнее. Поэтому, что остается? Ждать пока за ними не придет… милиция? Это насилие может вызвать ответную реакцию, цепную - взорвать ситуацию так, что июньские события могут показаться цветочками.

- На что вы опираетесь, делая такие выводы?

- Я переговорил с десятками людей с обеих сторон конфликта. Это несколько обобщенное мнение возникло на основе полученного от них большого объема информации.

Конечно, ситуация в Бишкеке иная. На севере страны узбеков мало, поэтому такого уровня антагонизма не присутствует. На юге ситуация по-прежнему напряженная. Например, мэр Оша М. Мырзакматов. Многие считают его одним из организаторов беспорядков в июне.

- Вы ведь встречались с ним. Говорили по этому поводу?

- Мы разговаривали с ним больше получаса. Он мне показался главарем боевиков. Мне кажется, он управляет городом как своим частным делом. Он был назначен прежним президентом К.Бакиевым, его обвиняли в организации акций протестов, что он стоит за митингами. То, что он до сих пор мэр Оша, означает, что во временном правительстве у него есть сильные покровители. Он осуществляет свою власть в соответствии со своим личным представлением о власти.

Наверное, не зря международное сообщество призвало правительство найти решение этого вопроса. Потому что этот руководитель может сыграть негативную роль в процессе примирения сторон. По его планам, на месте разрушенных кварталов должны вырасти многоэтажные дома, где должно воцариться счастье и должны жить разные этносы.

Всемирный банк, ООН предполагают строительство разрушенных домов там, где этого хотел бы его хозяин. Планы мэра приходят к противоречию и могут спровоцировать новую волну недовольства. Если миллиарды выделяют доноры, а мэр строит свои планы, то что из этого получится? Поэтому, центральной власти рано или поздно придется принимать решение по этому вопросу.

- В свой статье о М.Мырзакматове, среди прочих причин, почему власти не могут разобраться с ним, вы пишете о том, что мэр Оша якобы заранее заминировал станцию подачи в город чистого воздуха. На чем основано это странное рассуждение?

- Я слышал такие разговоры. Что удивительно, так это обилие таких слухов в Кыргызстане. Я лишь указал, какие слухи курсируют среди населения.

- Но как отличить читателям, где правда, а где слухи?

- Мне всего 26 лет. Работать в Кыргызстане в качестве журналиста мне было непросто. Потому что, все что слышишь – это на уровне слухов, кто-кто где-то сказал, мол. Поэтому, работать в таких условиях очень трудно.

- Значит, все что сказано про М.Мырзакматова – тоже слухи?

- Нет, с этим я не согласен. Мы разговаривали с его бывшими заместителями. Они и рассказали нам о том, что «делает» мэр Оша. Это уже не слухи. Эти обвинения в его адрес исходили от его бывших приближенных.

- Но вы спросили у М.Мырзакматова обо всем этом?

- Спросил. «В обострении ситуации есть Ваша непосредственная вина, об этом говорят Ваши бывшие заместители»,- спросил я у него. Тогда он встал, подошел к рабочему столу, взял оттуда кипу бумаг и положил передо мной, со словами: «Это медицинское заключение о психическом состоянии этих заместителей»

- Среди узбекского населения есть доверие к кыргызским властям?

- У них нет чувства неприязни к президенту страны Розе Отунбаевой. Они ей верят, на нее надеются. Однако, многие узбеки считают, что у президента власть ограничена. (Подробнее)

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG