Линктер

logo-print
ишемби, 03-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 21:46

Ряд правозащитников заявил о фактах массовой голодовки в исправительных учреждениях Кыргызстана, ссылаясь на собственные источники. Об этом же в интервью “Азаттыке” сообщила и правозащитница А.Абдрасулова

- Ряд правозащитников, в том числе и Вы сообщили об акциях голодовок в исправительных учрежденияъх Кыргызстана. Откуда эта информация, насколько она достоверна?

- По последним сведениям, голодовки имеют место в колонии 47, что находится в Бишкеке и где содержатся больные заключенные. Кроме того, до нас дошли сведения, что на голодовку вышли в первой и третьей колониях. Это пока непроверенная информация, колония – закрытый объект, информация поступает только по нашим каналам.

- Когда начались там эти акции?

- По нашей информации, пошли третьи сутки.

- У Вас есть официальный комментарий по ним?

- Вчерашние попытки выяснить ситуацию оказались тщетными. Собираемся, вот, попасть на прием к главе ГУИН КР.

- Различные акции в пенитенциарной системе Кыргызстана уже перестали кого-то удивлять... Скажите, насколько обоснованны заявления о том, что система исправительных учреждений КР находится в кризисе?

- События 2005 года выявили серьезные проблемы в системе ГУИН КР. Тогда мы все удивлялись, как это в закрытом, охраняемом объекте оказался целый ареснал оружия, маковые плантации. Только посетив эти “закрытые” учреждения, понимаешь, что там жизнь идет по своим неписанным законам, что государственные законы там уже не работают.

Во вторых, там нет кадров, кто смог бы правильно использовать, применить действующие законы. Так что я присоединяюсь к тем, кто считает, что система ГУИН нуждается в кардинальной реформе.

- О реформе в ГУИН говорится давно, но что мешает перейти от слов к делу?

- Нужно изжить практику самореформирования, когда, например, МВД само себя же и реформирует. Это никогда не дасть позитивного эффекта - если бы ведомство замечало свои недостатки, то разве была бы необходимость в нем что-то менять? Самому трудно замечать собственные ошибки, должен быть “свежий” взгляд, котрый бы обнаруживал их, исправлял.

ГУИН должена стать действительно исправительной системой, а не только местом наказания, где заключенный мог бы освоить новую профессию, выйти оттуда полезным для общества, а не озлобленным и готовым на следующее преступление. Для этого нужны новые кадры, прозрачный и адресный бюджет, система антикоорупционных мер и т.д.

- Есть какие то данные по уровню корупции в системе ГУИН?

- Сегодня каждый заключенный фактически есть живые деньги. Потому что на каждого из них выделяются деньги. Если в пересчете на месяц, год это немалые деньги. Поэтому, в разгрузке исправительных учреждений заинтересован не каждый. То же самое происходит в детских исправительных учреждениях, детских домах. Кто сегодня может осуществлять проверку, как расходуется даже то немногое, что на них выделяется? Никто. Однако, заключенные – тоже люди, у них ограничена свобода , но у них есть право на питание, жизнь, сносные человеческие условия. Поэтому, система должна учитывать эти аспекты, если как-то заинтересована в том, чтобы не загнать ситуацию в тупик.

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG