Линктер

logo-print
жекшемби, 04-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 20:34

Массовые выступления уйгуров в Урумчи и других городах на северо-западе Китая Пекин подавил силой, ввел здесь комендантский час, а количество арестованных как зачинщиков беспорядков достигло 2 тысяч. В ходе волнений в Урумчи погибло более 150 человек, около тысячи получило ранения. Ряд европейских лидеров и правозащитных организаций выразили озабоченность происходящим в китайской провинции. Кыргызстан усилил пограничный контроль с КНР, а эксперты не исключают массового наплыва беженцев в страны Центральной Азии. Ситуацию комментирует по просьбе «Азаттык» доктор истории Олжобай Каратаев.

- Могли бы прокомментировать последние события в Урумчи, китайского административного центра на северо-западе КНР. Что там происходит, в чем история конфликта и каковы его возможные последствия?

- В Китае есть три главные проблемы – Тайвань, Тибет и Синьцзян, или Восточный Туркестан, как еще называют. Причем, Синьцзянская считается среди них наиболее острой. Проблема имеет не только этнический, но и выраженный политический подтекст. Здесь проживает около 10 млн. уйгуров, которые с 1949 года борются за свою независимость, используя все возможные способы и методы. То что произошло 5-7 июля в этой провинции нельзя назвать большой неожиданностью, этот нарыв должен был когда- нибудь прорваться.

Что касается причин конфликта, то по известной версии, двое уйгуров нанесли оскорбление китаянке, это вызвало возмущение… Конечно, это было лишь поводом, истинные причины противостояния уходят корнями как минимум на 60 лет назад, ко времени установления на территории Восточного Туркестана китайской юрисдикции.

События в Урумчи – внутреннее дело Китая. Но Кыргызстан вправе высказать свою позицию по ним, хотя бы потому, что мы являемся ближайшими соседями, состоим в Шанхайской организации сотрудничества.

- В СМИ окрестили Синьцзян российской Чечней. Насколько уместны такие параллели?

- Не вижу оснований для каких-либо аналогий. Чечня – это следствие перехода из одной системы в другую, издержка этого перехода. А Синьцзян и отдельно уйгурская проблема имеет другие корни. Вот информация к размышлению: только за последние 15-20 лет из внутренних районов Китая сюда переселены до 60 млн. ханцев, основной этнос КНР. Сюда направляются миллиардные инвестиции, создаются новые предприятия, растет население, есть программа ускоренного развития региона, который и вправду оставался самым бедным. Этот курс, однако, нарушил демографический баланс – здесь уже проживает около 100 млн. китайцев, а уйгуров – не более 10 млн. Тем не менее, Пекин рассматривает именно развитие региона как средство борьбы с экстремизмом и сепаратизмом, вкладывая туда огромные силы и энергию. Думаю, в этой ситуации наивно было бы полагать, что уйгуры смогут добиться независимости силовым способом.
XS
SM
MD
LG