Линктер

logo-print
дүйшөмбү, 05-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 11:05
Первая реакция всех, кто услышал о смерти Санобар – шок. Может быть, так всегда бывает, когда близкий человек умирает вот так, ни с того ни сего. Говорят, оторвался тромб. Это значит, что еще вчера вечером строились планы, в том, что жизнь продолжается, не было никаких сомнений, а уж у Санобар этих сомнений не могло быть, и от этого еще сильнее шок у тех, кто ее знал.

Те, кто помнит перестроечные "Московские новости", едва ли представлял себе их без Санобар. Для тех, кто интересовался Центральной Азией, Санобар была проводником и экспертом. Но это было бы как-то совсем скучно про Санобар – Центральная Азия… Ей было интересно все. Ее можно было месяцами не встречать в Москве. Но почему-то никогда не становилось поводом для обычного в таких случаях удивления, если Санобар вдруг шла навстречу по улицам разбитого Грозного, или что-то записывала на скамейке на набережной в Сухуми. Она была своей в Иране, Турции, Афганистане. В Махачкале и в Баку. И еще она была из тех людей, с которыми невозможно закончить разговор и просто так распрощаться – обязательно в последний момент всплывало что-то еще, чего мы не успели обсудить...

Главный редактор сайта Радио Свобода Людмила Телень с Санобар Шерматовой больше 10 лет проработала в "Московских новостях", а потом и в журнале "Большая политика":

- Санобар была блестящим специалистом по Центральной Азии и Кавказу. Она была из числа тех специалистов, которые готовы поделиться своими знаниями не за гонорар, а просто потому что эти знания могли пригодиться коллегам в их работе. Мы всегда знали, что в случае необходимости всегда можно позвонить Санобар и получить от нее профессиональную консультацию, а потом использовать эти знания как угодно - она никогда не требовала ссылаться на нее или цитировать ее публикации. Ей было важно только то, чтобы они попали в руки человеку, который добросовестно ими распорядится.

Санобар была больше чем журналист, который является экспертом в своей области. Она была человеком с принципами, от которых не отступала. Во время конфликта между "Московскими новостями"и Евгением Киселевым она вполне могла остаться в газете, получать хорошую зарплату, спокойно себя чувствовать. Но она не могла себя спокойно чувствовать в этой ситуации, и она ушла вместе с коллегами безо всяких колебаний. Ушла в никуда, несмотря на то, что она одна после смерти мужа растила двоих сыновей-подростков.

Санобар была прекрасной матерью. Она сделала все, чтобы ее сыновья Тахир и Саша выросли хорошими людьми, которые всегда могли рассчитывать не только на материальную поддержку своей мамы, но и на понимание всех их проблем. У нее была очень непростая жизнь, но она никогда ни на что не жаловалась.

Первого президента Киргизии Аскара Акаева связывали с Санобар Шерматовой теплые человеческие отношения:

- С глубокой болью воспринял известие о безвременной кончине Санобар Шерматовой. Это большая потеря для российской журналистской общественности. И в этот тяжелый для ее семьи, ее близких и родных день я выражаю им свои глубочайшие соболезнования. Я лично знал Санобар Шерматову в течение последних 20 лет. И на меня производили большое впечатление ее выдающиеся журналистские качества. И неоднократно мне приходилось давать ей интервью и обсуждать проблемы Кыргызстана и Центральной Азии. Ее интервью и статьи отличались глубиной анализа и сыграли большую роль в развитии демократии в Центральной Азии, за что ей будут благодарны, и ее всегда будет вспоминать народ этого региона. В заключение я хочу сказать: прощайте, Санобар! Склоняю голову перед вашей светлой памятью! И пусть земля Вам будет пухом. И память о вас навсегда сохранится в сердцах ваших друзей и читателей.

Журналист Аркадий Дубнов был близким другом Санобар Шерматовой.

- Представить это невозможно. Санобар больше нет. Не услышать больше ее неповторимый грудной голос, серебряный смех… Не увидеть больше Санобар, очень красивую, по-восточному элегантную женщину, умевшую сохранять достоинство в самых трудных жизненных ситуациях. А таких у нее было немало. Санобар была сильным человеком, об этом мало кто знал, но догадывался, думаю, каждый, кто с ней встречался в жизни и в профессии. Потому что ее профессия и была ее жизнью. Санобар была профессиональным человеком, умным и честным журналистом. Искренней, порядочной и мужественной. Избегавшей гладких слов, пустопорожних определений, но очень остро чувствовавшей человеческое горе и чиновничью фальшь. Санобар испытала все. Она умела любить. Она была заботливой матерью и успела стать бабушкой.

Даниил Кислов, главный редактор информационного агентства "Фергана", мог считать себя земляком Санобар Шерматовой:

- Смерть Санобар Шерматовой - прежде всего страшная человеческая утрата. Очень тяжело, когда из жизни уходят молодые и активные люди, а ведь Санобар не было 60 лет. Санобар была очень отзывчивым и душевным человеком, прекрасным другом, чутким собеседником. Автор с прекрасным русским словом, она была по духу настоящей узбечкой. Она гордилась этим, но и очень переживала за свою проблемную родину, по которой тосковала и куда ездила каждый год. Как журналист и эксперт по Узбекистану, Средней Азии и Кавказу в последнее время она набрала
исключительный авторитет и профессиональный вес. Мне было очень лестно принимать ее статьи. В отличие от многих, Санобар писала о самых важных вещах, так как ее взгляд проникал в суть процессов. Очень,
очень горько. Мир ее праху.

Вспоминает Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия):

- Для многих из нас, кто вынужден покинуть свою Родину, к основной профессии - журналистике добавляется и состояние души, свойственное только нам - "вынужденные любить на расстоянии". Как Санобар любила свой Узбекистан... Светлая ей память - светлому человеку, неравнодушному и честному.

Коллега Санобар Шерматовой Дмитрий Фурман еще вчера видел Санобар:

- Неожиданно ушла из жизни прекрасный журналист, прекрасная женщина, мой друг Санобар Шерматова. Вчера она и наша общая подруга Пилар Бонет были у меня дома. Санобар была очень красива, весела. Как всегда, со знанием дела рассказывала много интересных вещей о Центральной Азии и, в частности, о Киргизии.

Естественно, никогда ее не забуду, я ее любил как человека и прекрасного специалиста и знатока, люблю и сейчас.

Санобар была, я бы даже сказал, лицом Центральной Азии. Она значительно лучше, чем подавляющее большинство российских журналистов, знала среднеазиатскую ситуацию, и она была действительно честным и не ангажированным журналистом. Поэтому то, что она писала, сразу же становилось известным всем и производило реальный, в том числе и политический, эффект.

Санобар недавно, может быть, неделю назад, вернулась из Киргизии, где она провела серию интервью с Отунбаевой, Текебаевым, разными крупными киргизскими политическими фигурами. Она передала мне эти интервью. Видно, что собеседники разговаривают с ней с большим уважением. Это не обычное интервью журналиста, взятое у президента или министра, а это разговор взаимно уважающих друг друга, умных людей

Вадим Дубнов

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG