Линктер

logo-print
жекшемби, 04-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 10:10

Международная правозащитная организация «Human rights watch» обнародовала Страновой отчет по Кыргызстану за 2010 год. В 2010 году Кыргызстан пережил самые серьезные в своей новейшей истории волнения, говорится в докладе.

Политические волнения и межнациональные столкновения в Кыргызстане в 2010 году имели катастрофические последствия для прав человека, отмечается в отчете Организации.

В ходе волнений в начале апреля, приведших с свержению президента Курманбека Бакиева, 85 человек погибли, сотни были ранены, нестабильность сохранялась еще довольно долгое время. В июне юг страны охватили ожесточенные межнациональные столкновения, в результате которых сотни человек погибли, тысячи получили ранения, было уничтожено больше 2 600 домов. Почти 100 тыс. этнических узбеков на некоторое время перешли на территорию соседнего Узбекистана. В течение первых нескольких дней киргизские власти не могли или не хотели обуздать массовые погромы и, как представляется, не приняли всех возможных мер для защиты граждан.

Ситуация оставалась крайне нестабильной и после прекращения массовых погромов, особенно на юге, где из-за проблем с безопасностью и правосудием самосуд толпы нередко брал верх над законностью. По мере начала судебных процессов по июньским делам со стороны агрессивно настроенных групп граждан, преимущественно состоявших из родственников убитых киргизов, участились посягательства на подсудимых, их родственников, правозащитников, журналистов и адвокатов.

События на юге не повлияли на сроки проведения референдума по принятию новой конституции, и 27 июня граждане проголосовали за превращение Кыргызстана в первую парламентскую республику в
Центральной Азии. Парламентские выборы 10 октября прошли в целом мирно, хотя и в довольно напряженной атмосфере. 5-процентный барьер преодолели пять партий, что дало международным наблюдателям положительно оценить выборы как «плюралистические».

Смена власти

7 апреля в результате массовых политических волнений в столице президент Бакиев был свергнут, и страна вступила в период политической нестабильности. Этому предшествовала серия митингов и демонстраций политической оппозиции, участники которых выражали недовольство нарастанием авторитаризма, преследованиями и «посадками» ведущих оппозиционных политиков, семейственностью во власти и неэффективностью госуправления, ростом энерготарифов и закрытием властями ряда газет.

В начале апреля по всей стране должны были пройти оппозиционные курултаи. 6 апреля в Таласе вспыхнули беспорядки, поводом для которых послужил арест Болота Шерниязова, прибывшего для участия в одном из таких курултаев. Попытки разогнать людей привели лишь к дальнейшему
выходу ситуации из-под контроля, и на следующий день толпа взяла штурмом здание местного УВД.

7 апреля беспорядки начались и в столице, когда власти попытались разогнать сторонников арестованных в ночь с 6 на 7 апреля лидеров оппозиции. Демонстранты опрокинули милицейские силы, завладев оружием. После этого несколько тысяч человек пришли на площадь к Белому дому, где некоторое время продолжалось относительно пассивное противостояние с силами безопасности. Последние в какой-то момент стали применять по демонстрантам боевые патроны.

К утру 8 апреля демонстранты захватили Белый дом, Бакиев бежал на юг, а 15 апреля покинул страну, фактически оставив ее оппозиционному временному правительству. Официальное расследование апрельских событий главным образом сводилось к роли должностных лиц свергнутого правительства. На момент подготовки этого доклада оставалось неясным, проводилось ли расследование по фактам нарушений со стороны демонстрантов, в том числе по фактам незаконного завладения оружием, и если да, то в каком объеме.

Межнациональные столкновения на юге

Политическая борьба после свержения Бакиева приобрела национальную окраску на юге страны, где значительное узбекское меньшинство выступило на стороне временного правительства против сторонников свергнутого президента. Усиление политического веса узбекской общины привело к
нарастанию межнациональной напряженности и послужило поводом для нескольких отдельных столкновений в мае.

Массовые столкновения начались 10 июня в Оше, после того как вечером в центрегорода собралась большая толпа узбеков. Нападения узбеков в ночь на 11 июня вызвали мобилизацию киргизского населения Оша и окрестных сел, и с утра 11-го и до конца дня 14 июня в городе продолжались погромы узбекских кварталов.

Массовое использование бронетехники во время этих погромов указывало на то, что, по меньшей мере в части случаев, правительственные силы способствовали им, сознательно или невольно прикрывая погромщиков. Вопросы о возможном активном участии правительственных сил в погромах и о степени такого участия на момент подготовки этого доклада оставались открытыми.

13 июня насилие охватило и соседнюю Джалал-Абадскую область.
По официальным данным, в ходе этих событий больше 400 человек погибли, было разрушено около 2 600 домов (преимущественно - узбекских).

Ситуация после июньских событий

Уголовное преследование в связи с июньскими межнациональными
столкновениями сопровождалось серьезными нарушениями внутреннего законодательства и международного права. Массовый характер носили произвольные аресты и вымогательство, во многих случаях имелись убедительные свидетельства того, что адержанные подвергались пыткам и недозволенному обращению.

Обвиняемым систематически отказывали в процессуальных правах, включая право на адвоката по выбору и на конфиденциальное общение с ним, в результате чего подзащитные не могли доверительно сообщить о недозволенном обращении, вымогательстве и других нарушениях. По информации адвокатов, в ситуациях предполагаемого недозволенного обращения власти нередко отказывали в назначении медицинского освидетельствования. В подавляющем большинстве случаев власти утверждали, что факты пыток и недозволенного обращения не подтвердились, и отказывались возбуждать уголовные дела. На момент подготовки этого доклада ни одно должностное лицо не было привлечено к уголовной ответственности по фактам пыток или недозволенного обращения.

В августе правительство признало, что среди задержанных в связи с
июньскими погромами большинство составляли узбеки, в связи с чем возникали опасения о возможной предвзятости следствия. В условиях эскалации милицейских репрессий в отношении узбеков в конце июня – июле они уже не могли искать убежища в Узбекистане, поскольку граница к тому времени была закрыта.

Во время многочисленных судов по делам об июньском межнациональном насилии родственники пострадавших киргизов допускали посягательства в отношении обвиняемых-узбеков, их родственников, адвокатов и журналистов, в том числе непосредственно во время слушаний. Милиция почти ничего не предпринимала для пресечения или предупреждения таких действий.

Так, 15 сентября на юге страны на пожизненное заключение по делу об убийстве в июне милиционера-киргиза был осужден правозащитник-узбек Азимжан Аскаров, возглавлявший НПО «Воздух». Во время суда родственники убитого и их сторонники допускали угрозы и физические посягательства в отношении адвоката Аскарова, выкрикивали угрозы и оскорбления в адрес защиты и нападали на родственников подсудимого.
Милиция не вмешивалась. Суд заслушал многочисленных свидетелей обвинения, однако защите пришлось отказаться от очного вызова своих свидетелей по соображениям безопасности. Еще до начала суда адвокат Аскарова дважды подвергался угрозам и физическим посягательствам со стороны агрессивно настроенных групп людей, среди которых якобы были родственники убитого милиционера. Местные власти на эти инциденты не
реагировали.

Аналогичные инциденты отмечались на судах до конца октября.

Угрозы в адрес правозащитников

В адрес нескольких ведущих правозащитников Кыргызстана поступали угрозы в связи с их собственными расследованиями июньских межнациональных столкновений. В конце июня из страны вместе семьей на несколько месяцев была вынуждена уехать Толекан Исмаилова из НПО «Граждане против коррупции», после того как ошская прокуратура необоснованно обвинила ее и Азизу Абдирасулову из правозащитной НПО «Кылым шамы» в распространении недостоверной информации об одной из милицейских спецопераций по следам июньских событий. Через несколько дней бишкекские соседи Исмаиловой сообщили, что в их микрорайоне объявились некие лица, которые интересовались семьей Исмаиловой и местом ее жительства. В адрес Азизы Абдирасуловой угрозы поступали неоднократно. Так, в августе жители Базар-Кургана угрожали убить одного из ее детей, если она будет наблюдать за процессом по делу Азимжана Аскарова.

В октябре двое неизвестных угрожали координатору программ джалал-абадской правозащитной сети «Справедливость», которая оказывала бесплатную правовую помощь обвиняемым по делам об июньском насилии.

Выборы

Парламентские выборы 10 октября и вся избирательная кампания прошли мирно и, в целом, в атмосфере состязательности, став важным этапом на пути перехода к свободным и справедливым выборам. Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека отметило ряд недостатков, особенно в части избирательного законодательства и достоверности списков избирателей.

Ключевые международные игроки

Международное сообщество единодушно выразило обеспокоенность апрельскими политическими волнениями, а в июне сразу осудило межнациональное насилие и призвало к восстановлению законности и порядка, а также к объективному расследованию. Однако в том, что касается конкретных шагов по защите населения, ключевые государства и организации, такие как Россия, Организация договора о коллективной безопасности и Совет Безопасности ООН, сопоставимой активности не
проявили. Несмотря на прямые обращения временного правительства о помощи, ни один из субъектов международного сообщества не проявил готовности направить на юг Кыргызстана силы по стабилизации.

Через полтора месяца после июньских событий в ОБСЕ было достигнуто согласие относительно направления на юг, по просьбе временного правительства, немногочисленной международной полицейской миссии консультативно-наблюдательного характера. Бишкек также обращался к спецпредставителю Парламентской ассамблеи ОБСЕ по Центральной Азии с просьбой о содействии в создании независимой международной комиссии по расследованию июньских событий. Из-за противоречий в самом Бишкеке реализация обеих инициатив была отложена до октябрьских выборов. На момент подготовки этого доклада международная комиссия уже приступила к работе, развертывание полицейской миссии все еще сдерживалось киргизской стороной.

В ходе своего визита в Кыргызстан 3 апреля – непосредственно накануне свержения Курманбека Бакиева – генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун говорил, что его «тревожит» подавление независимых СМИ в стране, и настоятельно призывал власти уважать права и свободы, включая свободу слова и свободу СМИ.

3 мая Совет ООН по правам человека при рассмотрении ситуации в
Кыргызстане в рамках механизма универсального периодического обзора сформулировал целый ряд важных рекомендаций, в том числе: скорейшее возвращение в конституционное поле; обеспечение законности и соблюдения прав человека; прекращение любых форм запугивания и притеснений, проявлений агрессии, а также произвольных арестов и содержания под стражей и пыток в отношении любых лиц, особенно правозащитников; обеспечение независимости суда; обеспечение прав меньшинств; направление спецдокладчику по пыткам приглашения на посещение страны в 2010 г. 18 июня Совет принял резолюцию с осуждением межнационального насилия в Кыргызстане и предложил верховному комиссару по правам человека продолжать информировать его о ситуации.
__

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG