Линктер

logo-print
ишемби, 03-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 02:23

Народный писатель Кыргызстана, известный драматург Бексултан Жакиев в интервью «Азаттык» заявил, что безответственность и ложь в кыргызской политике насаждались бежавшими из страны ее прежними лидерами.

«Азаттык»: Что для Вас означает присяга? Какой смысл Вы вкладываете в это слово? В каких случаях ее нужно произносить?

Бексултан Жакиев: У кыргызов говорят: «джигиттин созу олгончо озу олсун», что означает - «пусть прежде умрет сам джигит, чем умрет его слово (в смысле, чем нарушит свое слово). Мы с детства впитали это слово, прониклись в его значение, но в последнее время, похоже, об этом стали забывать.

Присяга – это священное обещание. Кто нарушит клятву – его клятва и покарает, говорили раньше. И этому надо верить. Если у человека есть совесть – он верит присяге.

Недавно присягу давали наши депутаты. Невозможно было поверить, что эта присяга была их клятвой. Сразу видно, что ее текст чужероден, переведен с чужого языка. Потом, они могли бы выучить наизусть короткий текст и не запинаться, хотя бы. Надеюсь, министры из этого извлекут уроки и принесут клятву как подобает.

Присяга должна быть похожа на присягу. Есть у кыргызов подходящие слова: «Конституцияны бузсам, олкого кыянаттык кылсам тошу туктуу жер урсун, тобосу ачык кок урсун», (если нарушу Конституцию, причиню вред стране, пусть меня покарает необъятная земля и бездонное небо, ред.). Вот какие слова должны произноситься в присяге. Иначе это не присяга. Это видимость присяги.

«Азаттык»: В новейшей истории Кыргызстана поменялись десятки правительств, а сколько было присяг. Потом правительства уходили, вслед их обвиняли в воровстве и коррупции. Возникает вопрос: зачем приносить клятву, дискредитировать это понятие, если все знают, что министры ей не будут верны?

Бексултан Жакиев: Присяга нужна, ее надо принимать. Человек должен чувствовать свою ответственность. Другое дело, что утеряно чувство ответственности. Как говорится, рыба гниет с головы: бежавшие из страны президенты давали личный пример безответственного поведения, устанавливали такие стандарты в политике, министры подражали им, врали и не краснели.

Вы сами помните, как бывший президент Курманбек Бакиев обещал представителям оппозиции преобразовать КТР в Общественный канал, а на следующий день без зазрения совести заявлял о том, что КТР не будет Общественным телевидением. И у нас «подхватили» такой стиль управления, привыкли к такому поведению, многие переняли его словно опыт.

«Азаттык»: Во время обсуждения проекта новой Конституции предлагалось усилить текст присяги президента «тяжелыми» обещаниями, типа «пусть покарает меня» и т.д. Как Вы думаете, как можно повысить значение присяги, сделать так, чтобы к ней люди относились с трепетом? Что для этого нужно сделать?

Бексултан Жакиев: У нас есть такая присяга, которая передается из поколения в поколение. Ее произносили наши предки, ее произносил Манас: «Тобосу туктуу жер урсун, тобосу ачык кок урсун», (пусть меня покарает необъятная земля и бездонное небо, ред.). Человека должна пробирать дрожь, когда он произносит клятву. Он должен чувствовать, какое обещание дает. Как можно испытать волнение, трепетную дрожь от слов: «Я обещаю беречь Конституцию»? И даже это произносят с запинками…

«Азаттык»: Один из депутатов произнес присягу на Коране. Как к этому относиться?

Бексултан Жакиев: Это тоже неверно. Это равносильно нарушению Конституции. По действующему Основному закону, ислам не является нашей идеологией. Там, где ислам признается государственной идеологией, клятву дают на Коране.

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG