Линктер

жекшемби, 11-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 18:11

Роза Отунбаева: Я сравниваю себя с бурлаком


Президент Роза Отунбаева отвечает на вопросы Радио "Азаттык", 26 декабря, 2010 г.

Президент Роза Отунбаева отвечает на вопросы Радио "Азаттык", 26 декабря, 2010 г.

Накануне Нового года президент Кыргызстана Роза Отунбаева дала эксклюзивное интервью Радио “Азаттык”.

- В уходящем году в Кыргызстане произошли события, вызвавшие большой международный резонанс. Прежде всего это апрельские события. На Ваш взгляд, что произошло тогда в Кыргызстане – революция, бунт, или переворот?

- Совершив революцию в 2005-м, мы были полны решимости начать борьбу против коррупции. К сожалению, эту революцию у нас украли – она была украдена бакиевским режимом. Бакиевская власть извлекла из нее выгоду исключительно для себя, работала на свою семью.

Что же касается событий 7 апреля, то я бы сказала так: мы сейчас находимся на пути очищения. Только очистившись, мы сможем двигаться по пути демократического развития. Думаю, точную оценку нынешнему состоянию положения вещей можно будет дать с некоторого расстояния – когда силы, выступающие сегодня от имени народа, будут действительно служить его интересам.

Говорить, обещать – это одно, но не всегда удается осуществить задуманное. Что греха таить – плоды революции могут достаться кому-то другому, и использованы в чьих-то интересах...

В апреле на курултае мы заявили: выполним 7 требований. Все они выполнены. Мы обещали, что искореним семейно-клановое правление, что будем работать честно, для народа. Но выполнются ли эти обещания? Оправдаются ли ожидания народа – станет ясно, думаю, спустя какое-то время.

- Если выполнены все требования, значит, революция достигла своей цели?

- Да, это так. Правительство взяло на себя решение всех накопившихся проблем, касающихся, например, энерготарифов, отмены доплаты за услуги сотовой связи. Все это было взвалено на плечи людей тяжелым грузом. Мы вернули государству его стратегические объекты, отобранные прежним режиомом в своих интересах. Поступившие средства от их реализации должны быть использованы в интересах народа. Сейчас мы находимся в середине пути.

Мы можем назвать себя революционерами. В 17-м году революционеры умирали от голода, жертвуя последним, ради народа. Если же мы опять начнем все присваивать себе, заниматься обогащением своих семей, назначать на должности своих родственников, то о какой революции тут может идти речь? О какой смене власти можно будет говорить? Чем мы тогда будем отличаться от Бакиева?

Примером, доказательством искренности наших намерений улучшить жизнь людей и работать во имя их благополучия могут стать только наши дела и ничто другое. А история сама оценит эти события, большое видится на расстоянии.


Чрезмерная амбициозность и самонадеянность подвели наших демократов


- Как Вы думаете, в чем была главная ошибка политиков, пришедших к власти после апрельских событий? Бытует мнение, что отсутствие согласия обескровило революционеров.

- Об этом часто приходится слышать. После того как провели выборы, референдум, оказались в гуще больших событий. Мы и сами начинаем осознавать многое из того, что прежде казалось не столь очевидным. И среди наших лидеров было немало тех, кто не без амбиций заявлял о том, что только они самые лучшие и для них уже обеспечены чуть-ли не 50-60 процентов мест в парламенте. Но, к сожалению, результаты выборов показали другое.

Теперь мы знаем на собственном примере, какая может оказаться разница между амбициями и реальностью. Чрезмерные амбиции и излишняя самоуверенность сыграли в этот раз злую шутку. Нашим политикам порой не хватает элементарного прагматического взгляда и трезвого расчета. Многие ведь были уверены, что сумеют одержать победу, опираясь лишь на личные качества, сумеют урвать что-то... Они были этим одержимы.

Но демократия – это всегда выбор. Тебя выбирают, и логика “я - начальник, ты-дурак” здесь не срабатывает. В этих условиях нужно просчитывать каждый свой шаг, считаться с мнением каждого избирателя, умело организовать избирательную кампанию. Мы стали свидетелями того, как мои соратники потерпели поражение из-за чрезмерных амбиций и отсутствия организованной работы.

- Вы сейчас говорите о причинах поражения на выборах. Но, хочу уточнить свой вопрос: почему силы, называющие себя демократами, не достигли своих целей?

- Мы подвели предварительные итоги. Народ помог нам, дал свою оценку. Да, к сожалению, совершившие апрельскую революцию силы к выборам оказались разрозненными. Чувство самоуспокоенности и самонадеянности взяло верх над здравым прагматизмом. Они были уверены, что народ все равно будет на их стороне. Что их оппоненты – слабы.

Конечно, уверенность в своих силах – хорошее качество. Но когда речь идет о борьбе на выборах, нужно продумать все до мелочей. Бесспорно, они – сильные джигиты. Во время больших политических акций и масштабных мероприятий важно умелое использование новых методов, новых технологий.
Мы также видим, что и финансы играют большую роль. У нас на выборах доминирующую роль сыграли деньги. Мы стали свидетелями, как на политической арене появились доселе абсолютно неизвестные лица.


Почему Бакиевы до сих пор на свободе?


- Появилась информация о том, что свергнутый президент Курманбе Бакиев покинул Беларусь. Что известно по этому поводу? Некоторые источники указывают, что, например, его родной брат и объявленный в розыск Жаныш Бакиев находится совсем неподалеку от Кыргызстана. Что мешает их задержанию?

- Мы постепенно возвращаемся в правовое русло. До этого времени некоторые страны нас даже не приглашали на масштабные мероприятия. После июньского референдума я стала участвовать в межгосударственных делах в качестве единственного легитимного представителя Кыргызстана. Но даже тогда некоторые наши соседи, наши партнеры ждали избрания парламента, формирования правительства.

Соответственно, ряд международных обязательств находились в замороженном состоянии. Может быть, именно поэтому мы не находили поддержку в деле поиска и задержания членов семьи Бакиевых, а также других прежних высокопоставленных чиновников. Сейчас наши правоохранительные органы получили полное право начать следственные мероприятия, проводить допросы, требовать их выдачи. Мы должны усиленно работать в этом направлении.

До установления легитимной власти в Кыргызстане прокуратуры, другие правоохранительные органы Казахстана и России не признавали наши обращения. Мы не имеем права производить задержание на территории других государств. Вот, Бакиев, к примеру, сидит в Белоруссии... Ведь и Березовский (российский олигарх, ред.) находится в Британии, но Россия, одна из мировых держав, не может добиться его экстрадиции.

- Многие вопросы к Вам мы взяли из редакционной почты. Говорят, что, несмотря на поддержку на Всенародном референдуме, Вы не сумели проявить решительность когда нужно было, и что Вы уже не та Роза Отунбаева, которая была “локомотивом революции” 2005 года.

- На мои плечи легла огромная ответственность: одновременно я отвечала за все три ветви власти – президента, парламента, правительства. Мы каждый день ходили буквально по острию ножа. За эти девять месяцев нам пришлось пережить по меньшей мере пять крупномасштабных атак. Попытки захватить власть не прекращались с первых дней. Потом произошла трагедия на юге страны. Более 400 человек потеряли на юге, около ста человек погибло в Бишкеке, на площади 7 апреля. А сколько человек получили ранения, сколько судеб оказались сломленными!? В такой ситуации о каких решительных шагах могла идти речь?


Не сумели вовремя остановить кровопролитие в Оше


- Случившиеся на юге июньские события можно назвать самой большой трагедией 2010 года. Силовики утверждают, что о надвигающемся конфликте знали заранее. Если это действительно так, то почему не были предприняты меры для предотвращения межэтнического столкновения? Вас даже упрекают в том, что Вы не решились переехать в свою резиденцию в южной столице, чтобы лично контролировать ситуацию?

- До 27 июня в стране не было ни одного легитимного органа власти. Я возглавляла Временное правительство. Потом, когда меня избрали президентом переходного периода, ко мне стало поступать очень много информации об угрозах моей жизни. Было много сведений о готовящихся покушениях на членов временного правительства, лидеров революции.

На самом деле на юге нам пришлось столкнуться со множеством трудностей. В июньских событиях оказались замешанными криминальные круги. Потому что там в тот промежуток воцарилось безвластие – Бакиевская власть “ушла”, а у Временного правительства еще не было достаточной поддержки. В те дни на юге все еще сильным было влияние семьи Бакиевых, их сторонников, тех, кто изо всех сил старался вернуть их обратно к власти.

Криминалитет активно работал на его семью, на свои личные интересы, покушался на собственность, на простых жителей юга, пытался присвоить, а где-то даже отобрать имущество. Все это способствовало возникновению беспорядков. В той ситуации у нас не хватило сил остановить криминалитет.
И в милиции, и в силах безопасности все еще оставались кадры, преданные прежнему режиму. Многих из них мы срочно стали переводить, проводили ротацию. Для этого потребовалось время.

Некоторых так и не успели выявить, многие до сих пор сидят на прежних местах и не прочь вернуть Бакиева на престол. Именно они и спровоцировали конфликт между двумя народами. Самое обидное, что во главе криминалитета оказались люди из круга силовых структур.


Про Обаму, Mina Corp и свободу слова


- Вы встречались с Президентом США Бараком Обама в сентябре, это было знаком особого отношения США к Вам, к Кыргызстану. В то же время наша республика тесно связана с Россией. Как можно охарактеризовать отношения между нынешней кыргызской властью и Россией?


- С апреля этого года я провела 5 или 6 встреч с президентом Медведевым и премьер-министром Путиным. Это были и двусторонние встречи, и переговоры в расширенных форматах. И Кыргызстан, и Россия являемся членами ОДКБ, СНГ, ЕврАзЭС, ОБСЕ.

Я провела переговоры с российской стороной на саммите ОБСЕ в Астане. Мы тесно взаимосвязаны, сегодняшние наши достижения связаны с Россией, около 300 тысяч кыргызских граждан находится в этой стране. Я сама восемь лет обучалась в России, сначала в университете, затем в аспирантуре. Сотни раз бывала в России, работала послом в министерстве иностранных дел СССР. Там у меня есть много друзей, знакомых, где я чувствую себя как дома. Поэтому я близка с этой страной.

Америка находится за океаном. Я не вижу ничего плохого в том, что США обращают на нас внимание и стремятся оказать поддержку демократическим изменениям в нашей стране. Мы должны отказаться от деления наших политиков на проамериканских, на пророссийских, я против навешивания таких ярлыков.

Я считаю себя истинной кыргызкой. Я представляю интересы кыргызского правительства, кыргызского государства. То, что среди лидеров 200 государств на генассамблее ООН в США обратили внимание на нас, говорит о том, что они оценили изменения, происходящие у нас, и проявляют желание помочь становлению демократии в Кыргызстане.

Кстати, во время этой поездки мы также попытались решить важные для нас экономические проблемы. К примеру, подписали соглашения с фондом экономического развития, благодаря чему они выделяют нам средства для закупки зерна пшеницы.

Я поставила перед президентом Обамой конкретный вопрос по компании, обеспечивающей топливом американский Центр транзитных перевозок. Он выразил свою солидарность. Я проинформировала его о том, что выявлены нарушения, которые допускались компанией «Мина корпорейшн», о том, что сейчас мы расследуем факты ее связей с семьей Бакиевых и стараемся остановить коррупционную схему, что путем создания государственного предприятия, которая займется поставкой топлива для центра, мы увеличим поступления в бюджет страны. Президент Обама заявил о своем согласии.

- Вы объявляли главной своей целью борьбу против семейного правления. Однако, в последнее время усилились разговоры о том, что к соглашению с “Мина корпорейшн” имел отношение один из близких к Вам людей?

- Я думаю, люди сами сумеют различить, где правда, а где ложь. Народ ведь все видит, слышит, и я думаю, не будет верить таким голословным разговорам и различным слухам. Меня не в чем упрекнуть. Я всегда была далека от таких дел, в апреле пришла вместе с временным правительством, ни одного тыйына не присваивала, ничего не брала и никого из родственников не назначала на должности. О том, что Вы сказали по Mina Corp, два раза было опубликовано в газете «Вашингтон пост». Не перестаю удивляться, как же надо быть настолько глупым, чтобы написать такое, если я сама лично говорю об этой проблеме президенту Америки.

Зарубежные газеты написали: представитель Mina Corp, некий Эркин Бекболотов, гражданин Кыргызстана, который в настоящее время получает гражданство Канады, работает в этой компании. Он и встретился с моим сыном. То, что они специально подстроили эту встречу с определенной целью – не вызывает сомнений. Мой сын, повторяю, не имеет к этому делу никакого отношения. Зарубежная газета ведь написала, что эта встреча оказалась безрезультатной, не привела ни к чему.

Они, оказывается, привыкли так “работать” с сыновьями президентов, заманивают к себе, кладут в их карманы денег, и думают, все, дело сделано. Мой сын – разумный человек. На встрече с ними он сказал, что не имеет никакого отношения, что ничего не знает. А теперь вот так преподносят информацию, искажая ее.

Думаю, мы доведем до конца дело по Mina Corp. Сейчас в Кыргызстан топливо завозят из Ливии, Греции, что называется, из заморских стран. Не только из России. Мы проверяем все компании, занимающиеся поставкой. Непременно поставим на ноги государственную компанию, которую недавно создали. Поскольку Центр транзитных перевозок находится на нашей земле, он должен приносить доходы нашему народу. Подчеркиваю: от американского транзитного центра ни мне лично, ни моей семье не поступает ни одного тыйына. Мы видим, куда они поступают, поэтому проводим проверку, и доведем это дело до конца.

- Позвольте несколько вопросов личного характера. Газета “Асман пресс” опубликовала фотографию особняка в Лондонском пригороде “Челси”, который, как утверждают, принадлежит Вам. Ранее, в июне, в интервью “Азаттыку” Вы опровергли подобную информацию. Однако, газета вновь обнародовала ее...

- Я хочу сказать, что, несмотря ни на что, мы многое сделали для того, чтобы пресса у нас была свободной. Такой останется в Кыргызстане пресса и впредь. Пусть пишут все, что захотят, но ведь должна быть и ответственность. Если я сейчас подам на них в суд, это, конечно, не украсит меня, как главу государства. Это – принцип нашего правительства, нашей страны. Я допускаю, что это они просто меня дразнят, может быть, даже шутки затевают. Но если же у них серьезные цели, то они должны хорошенько подумать. Я знаю, как появилась эта информация. Скачали из сайта «Дизель» и разместили у себя. Если я подам в суд на «Асман пресс», они скажут, что перепечатали из «Дизеля». А там концов не найдем. Скажут, что это ребята ради забавы разместили...

Когда они опубликовали в первый раз, я решила, что должна отреагировать. Ответила через нашу пресс-службу, заявила, что нет у меня такого особняка. Но «Асман пресс» всё продолжает играть, повторно публикуя ту же фотографию. Я думаю: у прессы обязательно должна быть ответственность. Я тоже буду искать пути, чтобы как-то призвать их к чувству ответственности.

Кто-то из политиков нравится кому то, кто-то – нет. Быть может, я не нравлюсь газете «Асман пресс». Мы знаем, какие газеты о ком пишут и кого предпочитают. Если они будут так очернять, приписывать не существующие факты, то и я как гражданин страны, имею право защищать свою честь. В Кыргызстане много богатых людей, может у них есть особняки. Я уже дала свой ответ, у меня нет такого особняка. В Бишкеке есть трехкомнатная квартира, что еще есть, пресса может узнать сама.


Сравниваю себя с бурлаком


- Какие надежды связываете с наступающим годом?

- Мы очень много должны работать. Сейчас работают все три ветви государственной власти. Много молодых людей пришло к управлению страной. К сожалению, в правительстве оказались одни мужчины. Мы должны поднимать экономику. Парламент должен принять для этого необходимые законы. Я как президент буду работать над приоритетными задачами, до которых руки правительства не доходят. Межнациональные отношения, культура, искусство, образование, борьба с коррупцией – все это для меня будет приоритетом. Мы разработали очень много механизмов. Нужно их реализовать.

Что касается кадров. Мы уже видим, что новые министры, едва переступив пороги своих кабинетов, взялись менять своих заместителей. Но я слышала, премьер-министр всех их поставил на свое место, заявил им, что сперва они сами в течение месяца должны доказать свою жизнеспособность, иначе будут сделаны оргвыводы. Мы также стали свидетелями того, какой решительный оргвывод сделан в отношении экс-губернатора Чуйской области. Вот такой подход должен служить уроком для всех.

В отличие от прежнего режима, каждый из нас, находясь на своей должности, где бы ни работал, должен проявлять решительность в деле становления и развития Кыргызстана. Я уверена: мы прорвемся вперед, если в течение ближайших двух лет будет стабильность. Я хотела бы пожелать, чтобы наступающий год стал для нас годом труда, чтобы каждый из нас, что называется, трудился до седьмого пота. Работы много, для этого мы и совершили революцию 7 апреля.

- Как главу государства, что в этом году Вас больше всего огорчило?

- Самое тяжелое, конечно, это 7 апреля. Наверное, за последние 10 лет нигде в мире не было такого, чтобы у Дома правительства власть расстреляла своих граждан. В ужасе был весь мир. Конечно, большой человеческой трагедией стало то, что спустя 20 лет вновь разгорелся межнациональный конфликт на юге страны, унесший столько жизней.

- Кто или что сильно разозлило Вас?

- Зло испытываю только в отношении тех, кто устроил эту трагедию.

- Через год завершается срок Ваших полномочий. Каким Вы представляете свое политическое будущее?

- Хочется побольше сил, чтобы помогать своему Кыргызстану. Это необязательно должна быть государственная должность. Я сумею еще многого достичь. По всему миру у меня много знакомых, связей. Хотелось бы привлечь для поднятия Кыргызстана их помощь, пользу.

- Вы отдыхаете?

- Признаться, я очень устала. Сильно устала. Недавно, когда была в Турции, зашла в музей живописи «Per museum», где висела привезенная из Санкт-Петербурга картина Репина “Бурлаки на Волге”. Разговаривая с куратором музея, я сравнила себя с бурлаками, тянущими барку с одного берега на другой. Рада, что несмотря на все тяготы, я сумела ее дотянуть.

- Благодарю за беседу.


Текст интервью на кыргызском языке на ссылке
  • 16x9 Image

    Бурулкан Сарыгулова

    "Азаттык" радиосунун Бишкек кеңсесинин баш редактору. Кыргыз Мамлекеттик улуттук университетинин журналистика факультетин бүтүргөн.

пикирлерди көрсөт

XS
SM
MD
LG