Линктер

logo-print
дүйшөмбү, 5-декабрь, 2016 Бишкек убактысы 20:30

Правозащитник из Ангрена (Ташкентская область) Дмитрий Тихонов получил выездную визу почти одновременно с отказом Апелляционного суда в выдаче такого разрешения. Все, кто был в курсе такой метаморфозы, приписал случившееся в актив гласности.

Теперь Дмитрий Тихонов может выезжать из Узбекистана и при этом не будет считаться лицом, нарушившим закон.

На первый взгляд людей, не знающих реалии современного Узбекистана, в этом событии нет ничего "событийного": они могут только удивиться тому, что в Узбекистане до сих пор существует такой советско-кагэбэшный анахронизм, как выездная виза.

Будь на месте Дмитрия любой другой узбекистанец, не видать бы ему заветный штампик в своем паспорте.

Но Дмитрий добился успеха. И в этом, как сам он утверждает, помогла гласность.

Да, гласность. Мы не случайно употребляем это слово-символ времен Горбачевской Перестройки.

Оно, точнее, явление, называвшееся этим словом и разрушило "Железный занавес", которым был окружён кагэбэшный Советский Союз.

Союз распался, но железный занавес остался в отдельно взятой постсоветской стране.

Выездная виза – свеобразный амбарный замок на "дверях" Узбекистана.

Правозащитник Дмитрий Тихонов за выездной визой обращался в Ташкентское областное подразделение Управления въезда, выезда и регистрации граждан (УВВиРГ) при МВД в мае прошлого года, когда его как зоолога пригласили в качестве участника научной экспедиции в одну из Африканских стран.

Его заявку на получение выездной визы отклонили без всяких объяснений.

Cам он считает, что причина сему его правозащитная деятельность.

И тогда он, хоть и без надежды на успех, обратился в суд.

Не вдаваясь в подробности, отметим, что суд первой инстанции отказал Тихонову в удовлетворении его иска.

Апелляционный суд, состоявшийся 23 марта оставил в силе решение суда первичной инстанции.

Суть вердикта такова: Тихонов не имеет права на получение выездной визы.

Но эта история закончилась совсем непонятным образом.

В день, когда апелляционный суд вынес своё решение Тихонов получил визу.

Вот что он сказал корреспонденту радио Озодлик 23 марта:

"Вчера вечером сотрудник ОВИРа (прежнее название УВВиРГ – Перекрёсток) и сообщил, что я могу сегодня приехать и получить уже выездную визу и мне эта виза будет предоставлена в течение двух-трёх часов. Я пришёл всё-таки в суд, чтобы закончить все судебные дела. Суд вынес своё решение, которое вам известно. И буквально после решения суда я поехал в областной ОВИР и получил выездную визу".

Невиданный доселе, даже в Узбекистане, случай. Суд отказывает человеку в праве получать выездную визу, посчитав действия Управления въезда, выезда и регистрации граждан правомерными, а само управление выдаёт оную.

Сам Дмитрий тоже удивляется такому повороту событий:

- Произошло что-то непонятное. Суд в апелляционной жалобе отказал, а ОВИР вызывает меня и выдаёт выездную визу. Буквально через 2 часа после решения апелляционного суда. То есть, как хотите, так и понимайте.

- И как же понимать?

- Наверное, скоро появится более или менее вразумительное объяснение этому, мягко говоря, странному решению.

Но сам Дмитрий Тихонов склонен думать, что всё дело в гласности:

"Пресса была на моей стороне. Ситуация, связанная с моим случаем, была предана максимальной публичной огласке. Целый ряд людей принимали активное участие в освещении моего вопроса".

Если это на самом деле так, то Дмитрий Тихонов не первый узбекистанец, проблемы с которым были разрешены благодаря гласности.

В феврале 2010 года в Узбекистане судили узбекского фотографа и кинодокументалиста Умиду Ахмедову за её фильм "Бремя девственности".

Она обвинялась в клевете и оскорблении узбекского народа. Ей грозило реальное лишение свободы. Но к фотографу применили амнистию, которая была объявлена по случаю 18-летия независимости Узбекистана.

Умида Ахмедова уверена, что пресса ей помогла выстоять.

Имея в виду судебные органы, она говорит:

"Я ощутила защиту. Я боролась с собственным страхом внутри себя. Я вообще даже не понимаю чего мы боимся, почему мы боимся. Нас как будто зомбировали. Этот страх живет в огромном количестве приличных людей. Но для меня лично пресса была мощной поддержкой для меня".

Если бы было не так, не говорили бы о важности свободы слова так много, не считали бы её одной из основных свобод человека.

Но, неужели чтобы понять это, необходимо быть или правозащитником как Дмитрий Тихонов или кинооператором как Умида Ахмедова.

Они не побоялись говорить журналистам о своих проблемах.

А многие тысячи узбекистанцев боятся. Так почему?

Вот что ответил на этот вопрос руководитель Пресс-центра Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов:

- Люди считают так, что если СМИ вмешаются в их проблемы, то это может обернуться против них же. Однако и Ахмедова Умида и Дмитрий Тихонов правильно говорят, что освещение их проблем зарубежными СМИ приносит какую-то пользу.

- Так, почему другие так не думают?

- Это традиционно. Это сложилось в менталитете народа. Люди напуганы. Они хотят, чтобы их проблемы решились сами по себе как-то. А так не бывает, заключает Сурат Икрамов, - проблемы сами по себе решаются, о них надо говорить.

Радио Озодлик, Перекрёсток, Сарвар Усман, 24 марта, 2011 г.
XS
SM
MD
LG