Линктер

ЧУКУЛ КАБАР!
6-Декабрь, 2021 дүйшөмбү, Бишкек убактысы 00:19

Омурбек Кутуев: Нераскрытое убийство приводит к новым убийствам


Бывший министр внутренних дел Кыргызстана Омурбек Кутуев пользовался среди личного состава МВД авторитетом и репутацией «истинного опера». В интервью «Азаттык» он рассказывает о нравах «авторитетов» и причинах роста преступности в стране.

- Что представляет из себя преступность в Кыргызстане? Каковы ее особенности, масштабы?

- Преступность всегда была и будет. Ее природа изучалась на протяжении многих десятилетий. В год совершается до 40 тысяч преступлений. Из них 400-500 – это убийства, ограбления, воровство. Эти виды составляют около трети преступлений.

- Остальные?

- Преступность связана с уровнем жизни людей, время от времени она видоизменяется. За последние 5-10 лет, конечно, преступность в Кыргызстане выросла. Здесь не следуют обвинять во всем только милицию. Она не сидит, сложа руки, а работает в меру своих возможностей, но ей нужно помогать.

«Одно нераскрытое убийство приводит к новым убийствам»

Сегодня много разговоров о «ворах в законе», организованной преступности и группировках. О том, что «воры в законе», криминальные авторитеты не должны вмешиваться в политику, в мирную жизнь людей, они сами хорошо знают. Когда я уходил с поста министра в 2000-м, было только одно нераскрытое заказное убийство. Сейчас потеряли счет.

- Например, к какой категории преступлений можно отнести убийство спортсмена Раатбека Санатбаева?

- Это - беспредел организованной преступности. Даже одно нераскрытое
Раатбек Санатбаев
убийство повлечет целую цепную реакцию. Если преступник окажется на свободе и не получит по заслугам, по строгости закона, он будет считать, что такое может сойти ему с рук.

- По поводу убийств Баямана Эркинбаева, Рысбека Акматбаева есть различные версии, говорят, что они срослись с властью, за что и поплатились. Вы что думаете по этим эпизодам?

Сращивание политики с криминалом плохо кончается

- У зоны есть свои неписаные законы. Зек не должен вмешиваться в нашу жизнь. Когда нарушаются эти воровские заповеди, и они идут в политику, или, когда политики сращиваются с криминалом, то начинаются конфликты и такие вот последствия.

- Вы можете сказать, кто убил этих людей?

- Нельзя говорить. Что тогда произошло, как это случилось – я знаю. Такое происходит всегда, когда политика сращивается с криминалом.

- Есть расхожее мнение о том, что «авторитеты», как Рысбек Акматбаев и Баяман Эркинбаев держали в «узде» криминальные группировки, обеспечивали относительный мир, с их «уходом» это равновесие нарушилось, и это сказалось на криминальной картине в стране. Как думаете, наше общество нуждается в авторитетах? Вообще, что означает понятие «авторитет» в переводе с их сленга?

- Это означает уважение. В зоне нет судов там действуют другие правила. «Авторитетами» становятся те, кто принимает справедливое решение.

- «Авторитет» из зоны может быть авторитетом на воле?

- Где он стал «авторитетом», там им и остается. Есть такие, кто хотел бы стать «авторитетом» на воле. Однако, здесь хватает своих «авторитетов», например, спортсменов.

- Власть нуждается в услугах «авторитетов»?

- В этом нет нужды.

- Тогда откуда берутся все эти «сказки»?

К «авторитету» идут от утраты доверия к милиции

- В последнее время народ утратил доверие к милиции, в селах особенно.
Баяман Эркинбаев
Послушаешь сельчан, так им сподручнее пойти к криминальному авторитету, чем в милицию, писать заявление.

- Это нормально?

- Конечно, нет!

- Тогда, как с этим быть?

- Нужно бороться.

- В бытность министром МВД, Вам приходилось прибегать к услугам «авторитетов»?

- Такой необходимости не было. «Авторитет» и не станет помогать нам раскрыть дело, ведь тогда он потеряет авторитет. Мы только одно им предлагали: не нарушайте законы, иначе получите по заслугам.

- Много разговоров о преступных группировках, их разновидностях, составах. Что Вы можете рассказать о них?

- Преступные группировки усилились в 90-е годы. Группировки тогда возникли в России, в Кыргызстане, по этническим признакам, появились «спортсмены».

- А какие они сейчас?

- Все смешалось. Преступники не понесли наказания за многие деяния. Безнаказанность подстегнула их на новые подвиги, многие преступления не доказаны.

- И сегодня, говорят, криминал не сдает свои позиции, также дружит с представителями власти.

- Будет неправильно, если я начну рассказывать о сегодняшнем дне. О ком идет речь? Такого я не наблюдаю.

- Например, говорят, что «братки» прошли в парламент, а власть на это закрыла глаза?

- Информации много, но нельзя говорить обо всем открыто.

- «Авторитет» может очистить общество?

- Никогда. Если сегодня он поставит перед собой такую задачу, завтра умрет сам. Об этом они сами хорошо знают. Поэтому, очищение, как вы говорите, общества – дело рук милиции, органов прокуратуры, какими бы они ни были. Им нужно помогать, помочь встать с колен, помогать всем миром.

- В Кыргызстане есть киллеры?

- Раз есть спрос, значит, есть предложение. Раньше их приглашали, из России, Казахстана. В последнее время появились свои киллеры.

- Кто их готовит?

- Никто. Кто хорошо стреляет, тот и «кандидат». Это и бывшие милиционеры, сотрудники других «силовых» органов. Кто то да и согласится на такое дело.

- Сколько стоит убить человека?

Жены «заказывают» мужей

- Раньше заказные убийства были связаны с ведением бизнеса, отношениями людей. В последнее время появилась политическая подоплека у такого рода преступлений. Есть случаи, когда жены «заказывают» своих мужей.

- Другими словами, эта услуга обретает размах?

-
Одно нераскрытое заказное убийство порождает новые убийства. Это – аксиома. Если одно убийство «прошло», и киллер заработал на этом 5 тысяч, он начинает думать, что может таким же способом заработать и 10 тысяч, и больше, и не быть пойманным при этом. У него есть прецедент успеха. Но все то знают, кто есть кто.

- А есть разница в масштабах экономической преступности в Кыргызстане между тем, как было раньше, когда Вы были главой МВД страны, и как обстоят дела сейчас?

- Сегодня уровень экономических преступлений стал гораздо выше.

- Почему? Как Вы думаете?

- Потому что сегодня продолжают отключения электроэнергии, продолжают утверждать, что технические потери достигли 40 процентов. Какие такие потери!? Раньше в Армении за то, что потери превысили 9 процентов всех энергетиков «посадили».

Потери не должны превышать 12 процентов. Остальное где? Воруют. В свое время Айдар продавал, потом Максим, в Россию, Казахстан. Товар уходил туда, но деньги обратно никогда не шли.

Оправдываются, что оборудование износилось. Как? Каждый год за каждый киловатт часов электроэнергии собирают деньги с потребителя. Куда ушли эти деньги? Какая эта была сумма?

Или, почему ТЭЦ плохо отапливает? Закупают золу из казахского «Шабыркуля». По 20 долларов, тогда как ее цена – всего один доллар. Все это нужно привести в порядок. Нужна политическая воля. Иначе, завтра будет поздно… (Публикуется с небольшими сокращениями)

Пикирлерди көрүңүз (6)

«Азаттыктын» материалдарына пикир калтырууда төмөнкү эрежелерди так сактоону өтүнөбүз: кайсы бир саясий партияга, топко үгүттөгөн, же каралаган, бир нече жолу кайталап жиберилген, адамдын беделине шек келтирген, келекелеген, кордогон, коркутуп-үркүткөн, басмырлаган жана жек көрүүнү козуткан пикирлер жарыяланбайт. Эрежени сактабай жазылган пикирлер сайтка чыкпайт. Модератор пикирлерди жарыялоо же андан баш тартуу укугун өзүнө калтырат.
Бул шерине жабылды, эми талкуу "Фейсбуктагы" барагыбызда (Azattyk.unalgysy) уланат.
XS
SM
MD
LG